Солнцеворот: июль. Осколки неба

Извилистая пыльная дорога
Пересекла бескрайние поля.
Живущая за пазухой у Бога,
Россия — изобильная земля!
Здесь ветер над просёлками кружится,
Раскинулись просторы широки,
Где, разыгравшись, радостные птицы
Стряхнули голубые огоньки
Из синей выси — в золото пшеницы —
Цветы — осколки неба — васильки!

Солнцеворот: июнь

У омута неспешно протекают
Года, как струи медленной реки.
Кружащиеся лилии ласкают
Туманы, невесомы и мягки.

Как вечер тих! Плакучими ветвями,
Поникшая, купается в реке
Ветла. И тает над полями
Звон колокола в синем далеке.

Солнцеворот: май

Идёт гроза!

Ударил шквал и, ветви обрывая,
Врывается в цветущий белый сад
Гроза. Деревья прибивая,
Обрушивая с неба тяжкий град.

Вдоль плетня куры с криком удирают,
Черёмухи мотаются бельём,
Но мигом непогода пролетает —
Уносится за неба окоём.

Взрывает тучи солнце золотое —
Лучами разметает облака,
И, небо отражая голубое,
Играет говорливая река.

Солнцеворот: апрель

Аромат весенних листьев

По лесу расплескались медуницы
Шальными разноцветьями весны,
Расщебетавшись, суетятся птицы
По веткам наклонившейся сосны.

Шумят по рощам радостные трели,
И ветерок танцует меж ветвей,
Где, спрятавшись в берёзовой кудели,
Звенит оркестром скромный соловей.

Солнцеворот: март

Снег потемнел, сугробы размывает
Звенит, проснувшись, быстрая река.
Весёлый ветер в кудри завивает
Танцующие в небе облака.

Ещё гудят колючие метели
И по ночам трескучий бьет мороз,
Но птичьи трели ярче зазвенели
Не испугавшись холода угроз.

Зелёной дымкой почки распустились
На ивах, что склонились у реки,
По балкам и оврагам покатились
Серебряные ленты-ручейки.

Вконец зима разбужена капелью,
И, уходя, однажды поутру
Приветствует последнею метелью
Весёлую и дерзкую сестру.

Солнцеворот: февраль

Увиты позёмкой просторы полей,
Петляют в сугробах дороги,
И мачты заснеженных рощ-кораблей
Шумят в затаённой тревоге.

За синей вуалью не видно ни зги,
Вороны над соснами кружат,
И кажется, будто соседи-враги
Наслали суровую стужу.

Вокруг — никого… и дороги длинны,
И в страхе душа не на месте,
И волки во славу холодной луны
Поют заунывные песни.

Торопится недолгий зимний день…

Закат во мгле холоднойХолодные ночные тени тают —
Над лесом занимается заря,
И жарко, нестерпимо полыхают
Вершины елей, пламенем горя.

Под утренними звонкими лучами
Искрится снег, играет синевой.
Измученная долгими ночами
Сосна качает белой головой.

Курится дым над тихою деревней,
Лошадка тянет бочку от реки,
У вросшей в землю лесопилки древней
Дрова на сани грузят мужики.

Но вот, едва начавшись, угасает,
Торопится недолгий зимний день;
На мягких лапах елей повисает
Струящаяся синью ночи тень.

Вновь сумерки сгущаются над лесом,
Деревню накрывает тишина —
И на поля взирает с интересом
Задумчивая полная луна…

Шумят дубравы

Зимний вечерДалёкие в ночи шумят дубравы —
Под первым снегом спят и видят сны.
Колышатся, шуршат сухие травы
В туманном свете призрачной луны.

Зима укроет мягким одеялом,
Вуалью белой в сумраке ночном,
Холодным невесомым покрывалом
Родную Русь, окутанную сном.

Холодные поля

Холодные поляПод облачной мохнатой пеленою
Холодные раскинулись поля.
Бурьяны полегли сырой волною,
Застыла потемневшая земля.

Пришла пора, и острые метели
С широт полярных весело летят.
Насупились серебряные ели,
И реки хрупким панцирем блестят.

Ноябрь. Уж зима не за порогом —
Спешит на тройке сумрачных коней
По тронутым позёмкою дорогам
Со свитою волков — коротких дней.

На пороге

Лес поздней осенью

На лужах — лёд,
Хрустят стеклом дороги;
Прозрачен лес,
Нахохлились дома…
— Кто там?
Кто валенками топчет на пороге?
— Зима.