Холодные поля

Холодные поляПод облачной мохнатой пеленою
Холодные раскинулись поля.
Бурьяны полегли сырой волною,
Застыла потемневшая земля.

Пришла пора, и острые метели
С широт полярных весело летят.
Насупились серебряные ели,
И реки хрупким панцирем блестят.

Ноябрь. Уж зима не за порогом —
Спешит на тройке сумрачных коней
По тронутым позёмкою дорогам
Со свитою волков — коротких дней.

На пороге

Лес поздней осенью

На лужах — лёд,
Хрустят стеклом дороги;
Прозрачен лес,
Нахохлились дома…
— Кто там?
Кто валенками топчет на пороге?
— Зима.

Холодной осени ветра


Холодной осени ветра…
И облака зовут в дорогу,
Вороний крик звучит «пора!» —
Закрою дверь, шагну с порога,
Вполголоса вздохну: «Ну, с Богом!» —
И растворюсь в тиши утра…

Спас-Угол, церковь Преображения Господня — всё, что осталось от усадьбы Салтыкова-Щедрина…

Берёзами оплаканное лето

Берёзами оплаканное лето
Уплыло за туманный горизонт.
В развитие осеннего сюжета
Я выхожу, зажав под мышкой зонт.

Укрывшись небом замер лес притихший,
Шуршат тропинки падшею листвой.
Брожу, вдыхая воздух перестывший,
И слушаю ворон над головой.

Галдящим хороводом кружит стая,
Купая крылья в низких облаках,
С холодным ветром весело играя,
И криком дерзким тучи разрывая,
Увязшие в промокших ивняках.

У каждой земли есть любимый сезон…

Последний день тепла

У каждой земли есть любимый сезон —
Задумчива осень России…
Плывёт над полями серебряный звон
Под куполом ветреной сини.

Кружит журавлей отлетающий клин,
И золотом плачут берёзы,
Под тающий шёпот дрожащих осин
Роняя шуршащие слёзы…

 

Нарушив долгое молчанье, стараюсь подобрать слова…
В день осеннего равноденствия, в последний день бабьего лета, когда за окном уже гудит холодный ветер.