Шумят дожди листвой зелёной

Зеленый лес в дождливом сентябре

В начале осени — дожди
Шумят листвой пока зелёной…
Банальна рифма «подожди»,
Но что ещё шептать влюблённым,
Когда уходят поезда,
И неизбежно расставанье?
Молить: «Продлись, очарованье!»,
Но знать: разлука — навсегда…

Вот и август: год — за половину…

Горенки. Заросшее озероПолыхает пламенем закат;
Вот и август: год — за половину…
А давно ли мы толпой ребят
Бегали за речку по малину?

Лет в тринадцать…
Нынче — пятьдесят.
Вот и жизнь…
Уже — за половину…

 

Когда-то здесь купались… лет сорок тому назад — будто вчера — шли с родителями от трамвайчика на 16-й парковой через МКАД (без всяких переходов перебегали!). И народ шел в хорошую погоду не так чтоб толпой — но в пределах видимости…
Ничего и никого. Заросла тропа, заболотилось озеро…
Серые тучи бегут.

Алишеру…

Улыбка поэта - Памятник Алишеру Навои на Серпуховской площади
Со мной в походе два коня,
Но пеший я ходок:
Что кони в шахматах, они
Поднять не могут ног.
Что в шахматах, за край полей
Им не дано дорог.
Конь черный подо мной — земля,
А белый конь — песок.
     Алишер Навои (1441-1501)

* * *
В дороге кони — две ноги,
Песок скрипит весь день;
Натёрли ноги сапоги,
Устал, и думать лень.

А там, вдали, журчит вода,
Фонтан звенит струёй!
Волочишь ноги — не беда —
Дотопай, дверь открой —

Шагнут навстречу — красный лев,
Небесно-синий вол…
И ты поймёшь, вдруг оробев,
Что наконец — дошёл…

Солнцеворот: август

Из дымки выступают силуэты
Плакучих ив, склонённых над водой.
Над мокрым лугом чертит пируэты
Бесшумной тенью быстрый козодой.

Уходит ночь — над синим дальним лесом
Оранжевая вспыхнула заря;
Под сумрачного ельника навесом
Блеснули вдруг осколки янтаря —

Смолы потёки. Ели вековые
Поют, шумят приливною волной,
Небесные просторы голубые
День светлой наливает глубиной.

Последний месяц солнечного лета —
Полей простор, да башни-облака.
И в мягких волнах бархатного света
Кружит неторопливая река.

Солнцеворот: июль. Осколки неба

Извилистая пыльная дорога
Пересекла бескрайние поля.
Живущая за пазухой у Бога,
Россия — изобильная земля!
Здесь ветер над просёлками кружится,
Раскинулись просторы широки,
Где, разыгравшись, радостные птицы
Стряхнули голубые огоньки
Из синей выси — в золото пшеницы —
Цветы — осколки неба — васильки!

Солнцеворот: июнь

У омута неспешно протекают
Года, как струи медленной реки.
Кружащиеся лилии ласкают
Туманы, невесомы и мягки.

Как вечер тих! Плакучими ветвями,
Поникшая, купается в реке
Ветла. И тает над полями
Звон колокола в синем далеке.

Солнцеворот: май

Идёт гроза!

Ударил шквал и, ветви обрывая,
Врывается в цветущий белый сад
Гроза. Деревья прибивая,
Обрушивая с неба тяжкий град.

Вдоль плетня куры с криком удирают,
Черёмухи мотаются бельём,
Но мигом непогода пролетает —
Уносится за неба окоём.

Взрывает тучи солнце золотое —
Лучами разметает облака,
И, небо отражая голубое,
Играет говорливая река.

Солнцеворот: апрель

Аромат весенних листьев

По лесу расплескались медуницы
Шальными разноцветьями весны,
Расщебетавшись, суетятся птицы
По веткам наклонившейся сосны.

Шумят по рощам радостные трели,
И ветерок танцует меж ветвей,
Где, спрятавшись в берёзовой кудели,
Звенит оркестром скромный соловей.

Солнцеворот: март

Снег потемнел, сугробы размывает
Звенит, проснувшись, быстрая река.
Весёлый ветер в кудри завивает
Танцующие в небе облака.

Ещё гудят колючие метели
И по ночам трескучий бьет мороз,
Но птичьи трели ярче зазвенели
Не испугавшись холода угроз.

Зелёной дымкой почки распустились
На ивах, что склонились у реки,
По балкам и оврагам покатились
Серебряные ленты-ручейки.

Вконец зима разбужена капелью,
И, уходя, однажды поутру
Приветствует последнею метелью
Весёлую и дерзкую сестру.

Солнцеворот: февраль

Увиты позёмкой просторы полей,
Петляют в сугробах дороги,
И мачты заснеженных рощ-кораблей
Шумят в затаённой тревоге.

За синей вуалью не видно ни зги,
Вороны над соснами кружат,
И кажется, будто соседи-враги
Наслали суровую стужу.

Вокруг — никого… и дороги длинны,
И в страхе душа не на месте,
И волки во славу холодной луны
Поют заунывные песни.