Шумят дубравы

Зимний вечерДалёкие в ночи шумят дубравы —
Под первым снегом спят и видят сны.
Колышатся, шуршат сухие травы
В туманном свете призрачной луны.

Зима укроет мягким одеялом,
Вуалью белой в сумраке ночном,
Холодным невесомым покрывалом
Родную Русь, окутанную сном.

Холодные поля

Холодные поляПод облачной мохнатой пеленою
Холодные раскинулись поля.
Бурьяны полегли сырой волною,
Застыла потемневшая земля.

Пришла пора, и острые метели
С широт полярных весело летят.
Насупились серебряные ели,
И реки хрупким панцирем блестят.

Ноябрь. Уж зима не за порогом —
Спешит на тройке сумрачных коней
По тронутым позёмкою дорогам
Со свитою волков — коротких дней.

Холодной осени ветра


Холодной осени ветра…
И облака зовут в дорогу,
Вороний крик звучит «пора!» —
Закрою дверь, шагну с порога,
Вполголоса вздохну: «Ну, с Богом!» —
И растворюсь в тиши утра…

Спас-Угол, церковь Преображения Господня — всё, что осталось от усадьбы Салтыкова-Щедрина…

У каждой земли есть любимый сезон…

Последний день тепла

У каждой земли есть любимый сезон —
Задумчива осень России…
Плывёт над полями серебряный звон
Под куполом ветреной сини.

Кружит журавлей отлетающий клин,
И золотом плачут берёзы,
Под тающий шёпот дрожащих осин
Роняя шуршащие слёзы…

 

Нарушив долгое молчанье, стараюсь подобрать слова…
В день осеннего равноденствия, в последний день бабьего лета, когда за окном уже гудит холодный ветер.

Жемчужина Владимирщины

Усадьба Храповицких

Усадьба Храповицких. Муромцево, Владимирская область.
Слава Богу, с прошлого года этот уникальный комплекс передан Суздальскому музею — так что уже охраняется и постепенно консервируется. С будущего года планируют начать и реставрацию.
Усадьба Храповицких. Главный дом.

Усадьба Храповицких. Главный дом.

Там, где творил Левитан

Владимирская область, Липна

Владимирская область, Липна

Левее на реке стояла мельница (там сейчас какие-то рухнувшие сараи), а омут был перед ней — где излучина. Картина «У омута», первоначально написанная в селе Затишье Тверской губернии, была уже куплена Третьяковым, но Илья Репин раскритиковал воду — и Левитан взялся переписать (об этом сохранилось его письмо Третьякову). И переписал — по этюдам, выполненным именно тут, на омуте похожей мельницы.

У Пекши - вблизи дома, где квартировался Исаак Ильич Левитан.

У Пекши — вблизи дома, где квартировался Исаак Ильич Левитан.

Купола Святой Троицы

1/30

Средь синевы. Купола Свято-Троицкой Сергиевой Лавры
Двенадцать… Апостолов было, в частности, и вообще — вот дюжина-то и есть «святое число». А тут оно еще и на Троицу пришлось, да и поездка в Сергиев Посад сложилась. Так что — всем всех благ!