Солнцеворот: февраль

Увиты позёмкой просторы полей,
Петляют в сугробах дороги,
И мачты заснеженных рощ-кораблей
Шумят в затаённой тревоге.

За синей вуалью не видно ни зги,
Вороны над соснами кружат,
И кажется, будто соседи-враги
Наслали суровую стужу.

Вокруг — никого… и дороги длинны,
И в страхе душа не на месте,
И волки во славу холодной луны
Поют заунывные песни.

На пороге

Лес поздней осенью

На лужах — лёд,
Хрустят стеклом дороги;
Прозрачен лес,
Нахохлились дома…
— Кто там?
Кто валенками топчет на пороге?
— Зима.

Берёзами оплаканное лето

Берёзами оплаканное лето
Уплыло за туманный горизонт.
В развитие осеннего сюжета
Я выхожу, зажав под мышкой зонт.

Укрывшись небом замер лес притихший,
Шуршат тропинки падшею листвой.
Брожу, вдыхая воздух перестывший,
И слушаю ворон над головой.

Галдящим хороводом кружит стая,
Купая крылья в низких облаках,
С холодным ветром весело играя,
И криком дерзким тучи разрывая,
Увязшие в промокших ивняках.